This page has been robot translated, sorry for typos if any. Original content here.

My Blog: jokes jokes stories funny

Funny stories: ( 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 )


My friend, Kolyan, got a new job. And on this occasion nikhuyova so affixed. Pazitif kaneshno, but fucking in the middle of the week is such a fucking bicker - for any zapadlo. Drinker I bought ebu - each creature pa pair, the sense of asarment.
It was fun, hula havarit - but the morning killed completely. Such a pahmelya mine was long gone. And blaspheming - dobbled, poofrakal, wascho and papedaval to work.
I sit, work nimagu, shake hands, sasredatochno ryvivyvayu pack orbit with marzoy stsuka freshness. And so I'm worrying so much - I was invited to a shame for some dick, and I am such a fucking shit.
Huyak, Kolyan mudilo calls:
- Zdarovanah: fucking pesdets: were cho fchera for chicks?
- Yes, what fpesdu chicks fucking. Pohmelitstso to.
- Well, pifka ebani, problems then.
- No, they'll fuse me, I have to cook my ische for an hour or so.
- And you shit enema.
- Al, how?
- Like fucking - in the ass, EPTA.
- Are you ahuel? Achtung!
- Zaebal already with Achtung svaim. Medicine eto. My bro, when I was working at KAMAZ, the current was so hung over, bespesy. And that is characteristic - no smell. I schazchuchka fucking probably a hool - a new job, palitstsa not hochetstsa.
- A lope nada then?
- Beer? And dick knows him. Bottles on any enough.
Hoole - sat down, thought, took a partfel and, like I was in business, went to the pharmacy. He took an enema for half a liter, a third Baltic and abratno to work. I fly into a sartir. Stsuko and my brother should break up with Kolyafsky brother - as he pours beer into an enema, the technology should be available to the experienced patsanof. Beer fucking penitstso and nihohotno so passes the darkness stick on the rizinu enema. But fucking transfused, the pralis are really nothing but fucking blasphemy.
Pants, cancer fstal, forehead rested against the tank - stsuko cold fuckin Pesdets - but with a hangover so nothing, it became easier to sell. I begin to introduce the meditsinsky tool in the ass, and stsuka huyova goes like this - Achko squeezed, a foreign object for ideological reasons to refuse. Hoole, spat on the phone and nicho like that, shoved his riches. I press on the pear, the beer has gone the current of the stsuk, again penitstsa and foam eta yobanaya from the achka vylivaitstso and kapit on the pants. Fuck, I threw the paper on the pants and neatly finished the protsidura. And that is characteristic - feel better. Bessedy
I fucked to the place of the worker’s work, sat down and fucked him as an ashpar. Shit!!! Shit, fuck !!! Backed up pesdets, some beer can be poor quality - dick knows. I fly to the toilet, pulling the handle - busy fucking. Fuck, break in the middle, with a bald letter Jo on move. I barely had time to take off my pants - it started up with a fountain. Stsuko ischo and penitstsa, fsyu ass sprinkled her ass.
Pra toilet bowl vsche silent, UTB must be seen. Hoole, ass grated with all oldon, legs optocher where the identity splashed. I will leave - and there the deputy headmaster, Lenachkblya. Surprised me strangely as it comes. The door closed, I hear <oh fuck, momma :. >.
Huyamachki, epta - but somehow it became a little nilofka.
The current at the workplace sat down - again, fucking the urge to shit. Hoole, huyachu new. Just Lenachkblya climbs. From the letter Jo. I do not smarch on anything and pull the pen from the letter Me - it is busy.
Hoole to do, mime Helen ebashu in Jo.
I closed the door, I hear <kazzzel>. Hula, he is but what I, obosratstso stoll.
And nicho is like that - Lenok laundered a toilet for me, an economic woman. I have such nravyatstsa - a man shit, cleaned. And sad ue pesdataya.
Something about this I thought, while shit shit foam.
Go to the workplace, the head of the meeting. <Hule Brodish - big at the beginning, already>.
Go, sit down. Chufstvuya in the area of ​​the rectum unpleasant boiling and the urge to Opelnits. Scanned FSE internal reserves of argonism, tirplyu. What was superlative and nah min I was called, and I did not like it, so far as I was busy dealing with my own properties.
From the receiver I jump out and bigu f sartir. On the road again Lenabadadaditstso. <Wait>, - he says, - <I was trying to say:>. I stopped, the spectacle muscles spontaneously relaxed and a warm trickle of the solution of the third Baltic with shit ran down my leg. And with a characteristic sound accompaniment.
So I did not know what she wanted to tell me. She hung up a little - and I, using etim, eat.
Huyachu to the department, I grab the party bag, I throw home <i go home, the neighbors pazvanit our house is on fire>, and so far no one has time to ask and say, I leave it.
In mitro zapadlo crap to go, somehow unaesthetic. I catch a car and in the back seat. Vadila fsyu was suspiciously touching the road and opened the window to the full. I discovered the identity, but more of solidarity, for me it did not smell so much.
Came home - and in the toilet immediately. Here on this instant of momentlessness of gesna history, I finally got out of my heart. Then he threw the Adezhd in the washing machine, took out a cold peep, just got ready to relax - Kolya calls:
- How to look at after work pohmelitstso?
- Yes, I am at home vasche, and you cho is not hung over ischo?
- So the job is new, dick knows ischo how otkladitstso, and you cho home then?
- And the enema?
- Yes, what kind of fesdu enema - shame, epta? Gygyg: did you do it ?!
- Gygy - yes I am an asshole, stoll, take time off - here I sit, hang over ..
- So I will come after work?
- Yes, how Hosh ...
What a nasty chufstvo left after the conversation.
I am an asshole, stol?
The bear was ugly, clumsy and dirty animal. However, no one was kinder in the whole forest. But the animals noticed only his appearance, to which the Bear was terribly offended, caught them and severely kicked them. Therefore, the animals did not like him. Although he was very kind. And fun. He loved perky jokes. For these jokes, the beasts soon hated him terribly and beat him. Yes, it is difficult to be kind and cheerful in the world.

The wolf was ugly and dirty too. And he was very angry and cruel. But the animals did not hate him and did not beat him. Because the Wolf died in early childhood. Because the Bear was born before the Wolf. Yes, well, when Good conquers Evil.

The hare was also evil and cruel. And dirty. And he was cowardly. Hare never done to anyone. Because I was afraid. But he was still hit hard. Because Evil must always be punished.

And the Woodpecker was also evil and cruel. He did not beat the beasts, because he had no hands. Therefore, he took out his anger in the trees. He was not beaten. Because they could not reach. Once he was crushed to death by a fallen tree. It was rumored that it took revenge. After that, the animals were afraid for a month to pee on the trees. They urinated on Hare. Hare caught a cold and died. It was clear to everyone that the Woodpecker was to blame for everything. But he was not touched. Since they could not pick out from under the fallen tree. Yes, Evil sometimes goes unpunished.

The mole was small and blind. He was not evil. He just did his job well. It was he who raised a tree that fell on a woodpecker. No one found out about this, and therefore he was not beaten. He was rarely beaten. More often frightened. But it was very difficult to frighten him, because he was blind and did not see that he was frightened. When it was not possible to frighten Mole, the animals were very upset. And they beat the Bear. Because they were very upset. One day, the Bear also wanted to scare Mole. But the Mole was not afraid. Because the Bear killed him. Accidentally. Just Bear was very clumsy. And the beasts beat him very badly. Even despite the fact that Bear said he was joking. It's bad when no one understands your jokes.

Fox was very tricky. She could easily trick anyone. When she succeeded, she was not beaten. But sometimes she was not lucky. And they beat her. Beat all forest. And she could not outwit anyone. Because it is very difficult to trick someone when they hit you. Once she was beaten to death. Yes, the veil is always the truth.

The boar was big, strong and scary. He was all very afraid. And therefore he was beaten only with the whole forest. Or they simply threw stones at him. Boar did not like this very much. And one night he hid all the stones in the forest. For this he was beaten very badly. Boar never hid stones again. Truly say - time to collect stones and time not to touch them ever.

The goat was neither evil nor good. He was just a goat. He often goat. And they were afraid to beat him. And he got all his goat. And then he was beaten to death. Because otherwise he would have died of old age. Someday. When Kozel died, Bear cried heavily. Because he secretly loved Goat. Yes, the love of evil, love and goat.

The hedgehog was small and prickly. He injected. He was not evil, he was pricked by nature. Because of this, he was beaten only in the stomach. Hedgehog did not like this and began to shave bald. And then they began to beat him like everyone else. Yes, it is very difficult to be different.

The skunk was almost like the Hare. But only very smelly. He smelled bad. He was beaten only in a plastic bag. Then the smell was not so strong. Once Skunk had a birthday. He invited all the animals, because he was greedy and loved gifts. And the animals gave him a new plastic bag. And they beat him badly until he lost consciousness. And Skunk choked in the package. So he was buried. In the package. In a Very Far Forest. Because the dead Skunk stank even more. Then came the inhabitants of the Very Far Forest and all of them were severely beaten. They did not like the smell of a dead Skunk. Yes, you have to live in peace with your neighbors.

The hamster was also very greedy. And rich. If he shared his wealth, he would not be beaten so much. But he was very greedy. For this he was beaten hard. And he still had to share. And he wept bitterly. Yes, the rich are crying too.

Leo was the king of beasts. He ruled the forest. Kings are not supposed to beat. This is the law. But the animals have long been scored on the law. The beasts beat and the lion. Never. Because so it has become a tradition.


Kvass without hemorrhoids.
I love kvass. It is probably worth scattering the pension sand of disappointments like "nonce kvass is not the one", "but remember what kvass was in the yellow barrels, but what now?", But I will not break it. Let me just say that the garment under the label "kvass" that is sold in the stalls is a tinted soda with flavor, identical to the natural "kvass", can be used with a smile only under ketamine anesthesia.
When I was healthy, frail and meek, my dad did home brew. The technology of production of this bohemian drink left much of a pussy, so the process of creating kvass was long, which frightened the world intelligentsia.
Two weeks ago, I bought “kvass wort”, drew off a brief instruction on a bank, dug a dash of turnips in thought, solving school “proportions” and began to create. The shit turned out rare and resembled kvass only by smell. Such a sour, almost tasteless fuck with unhealthy foam. Apparently, the authors of the recipe were led by a Soviet thirst for saving matchboxes, I decided, and made a second attempt to make kvass this weekend, multiplying by 2 all the fractions of the components. Today’s removal of the sample from the aged fourth day showed that it was right. Liquid brainchild gives odds to all Soviet memories.
To prepare 5 liters of kvass, you will need 110-155 rubles, for which you should buy:
5-liter jug ​​of drinking water "Shishkin Forest", "Aqua Mineral" or the like (currently sold everywhere: 40-50 p.)
A can of kvass wort (probably, there is in any large grocery store, I bought on the market: 20-40 p.)
2 ordinary plastic 200-milliliter cups (in any stall: 2-5 p.)
Dry yeast (in the grocery store: 5-10 p.)
White patch (in the pharmacy: 10 p.)
A pound of granulated sugar (at any grocery store: 20-30 p.)
Gel pen (in a newspaper stall: 5-10r.)
Since homemade cranes are flowing with a chlorine rusty substance, suitable only for washing fecal masses from the toilet bowl surface, it is necessary to use clean water, especially sterility of the contents of the jug is especially good, the life-giving bacteria do not like foreign living creatures, their business is to ewake kvass, and not pizdit colleagues.
First of all, you need to drain 400 grams of water from the bottle. If you are not friends with the eye, use the first plastic cup - you can drink the first 200 grams, if you are hung over, pour the second 200 into the sink.
To start the process we need to make the water warm, almost hot. The question is - how? No, fuck you do not need to pour from the jab into your favorite mother's pot and boil it, waving a silly bastard. Pour one and a half liters in an electric kettle, boil and pour back into the jug.
Kvass wort - stingy nasty brown huya, like condensed milk - you can wash your dick with a spoon. Do not duplicate the instruction, "8-9 tablespoons" - this fucking is still the one, in the wort there will be the whole kitchen, all hands, the whole jug, the mood will spoil, and the jug will fly out of the window with a cap.
The must must be filled with the first two-thirds plastic cup. Remember that the glass is not cylindrical, so two-thirds will still have to be measured by eye. Then the contents of the cup should be poured into a jug with heated water, push the fucking smile, watching as the brown abomination picturesquely fill the container.
Next, take the second cup, and the first one, which is smeared in the wort, throw it away or put it in the toilet near the toilet to shock the roommates. Fill the empty cup with whole sugar and pour it into a jug with water, and so - three times. I mean, pour three full glasses of sugar into the water.
Now grab onto the yeast. Usually they are packaged in small bags of 11 (for some reason) grams. 10 is enough for a business, but you don’t need to be exchanged for a gram, okhuya, it will not do the weather, we don’t need to sprinkle the yeast on a flat surface, divide it with a credit card into equal parts, cut off the excess, in short, fuck it, empty the bag in the jar.
Practically completing the cooking, we close all this miracle with a lid and stupidly shake. Although, probably, it is not necessary to shake it, but I shake this thing with love. The more love for the product, the pussy. When the substance acquires a uniform appearance, we take a can opener and punch a hole in the lid, otherwise this ebatoriya will burst and the neighbors will eat kvass from their ceiling.
Now a plaster and a pen come into play. We cut off a piece of plaster with a length of 10 centimeters, sculpt it on the bottle, carefully print "Stepan Eremin" on it, put the jug in a warm place and proudly move away.
After 36 hours we put the jug with kvass in the fridge, and upon cooling we start to enjoy the product. If your ebalo is not a KAMAZ, and the kvass will stay in the fridge for another 3 days, you will get a low-alcohol beverage, which can be nicely straightened up before work.

Recently, the guys from our class had their first teacher, NM, a wonderful person. Very happy were to meet. Here there is a guest N.M. told us, already grown-up children, this story.
The young teacher had an open lesson either in the 3rd, or in the 2nd grade. She conducted it in the form of a didactic game: she brought various indoor plants and arranged a store. Children should have called these plants. On the eve of the glorious event, the kids together with the teacher diligently learned the names of all the plants, among which was one remarkable creation of nature. It was dark green, with wide, thick leaves ... But it is, little things. The most important thing was in the name of HIS. The above plant was called Attention! Drum roll! .. ASPIDRA!
To those who have already started to giggle, I declare with all responsibility, you are absolutely right. The very first Petechka, whom the teacher asked to name the plant, calmly issued:
- Pizdister!
Well, of course, the commission that attended the lesson slid down to the linoleum, the classmates of the sweet boy Peteka were hardly in the best condition, the poor teacher was as red as beetroot. But well done, she coped with herself and, waiting for relative calm in the audience, said with restraint:
- Pet, wrong, sit down. Can you, Anya, call this plant?
Anya got up and with a truly feminist pride for the excellent and superior in plant parameters, the female intellect stated:
- Petite called the plant wrong, he cursed him! In fact, the plant is called SIZE!
About what happened next, the story is silent. Yes, none of us and could not listen.
When N.M. finished the story, we lay on the floor and couch, holding on to our stomachs, groaning with laughter and wiping the tears that had come out ...
Sleepy kingdom
One day, my friend wanted to sleep. Dinner is over, the boss has not returned yet. I opened a thick book on C ++ and hovered over it, like reading. After some time, and completely came down to the book. Lies, reads, snuffles.
Then the chief returned. They shoved him in the side, get up, like, "nix" came. He woke up, pretending that he was not sleepy, but read, spending all his energy and strength on opening his eyes, fixing his eyebrows and gaze. Head, hemmed, and went to his office.
- Chago? - my friend turned to me - what is wrong?
I could not answer him, in view of the sudden frown of laughter. On the open book was a piece of paper, which later stuck to his LBU, and a pen stuck to his hand. Here in this form, and he appeared before the head.
Successful violation
I was driving last night with Comrade X ... Both were drunk. Comrade X.
behind the wheel. We fall for speeding. X. submits to the pane of the right with a hundred-ruble piece of paper, but he is offered to undergo examination. I'm already in a panic. Type me to take this drunkard (despite the fact that he himself is not sober). After a minute, H. returns with an absolutely happy face. I ask him:
- What's the matter?
And he answers:
- Finally, I vpar them a hundred hundred bucks ...
It doesn't matter
The grandmother, seeing my friend for the first time (a 2nd year student at MEPI), greeted him and, shaking her head, shuffled off to the kitchen, where she literally “frostbitten” the following:
“Poor thing, it doesn't look good.” Just as if from the grave pee got up.
"good" technology
в нашем доблесном городе ижевске есть банк под названием мобилбанк. и вот непонятно под каким порывом завышенной самооценки они поставили систему под названием электронная очередь(для ускорения обслуживания) - подходиш к аппарату. выбираешь тему, отпечатывается номерок, ждешь пока загорится твой номер и направит тебя к определенному специалисту. я собрался поехать на отдых через 2 дня и решил чтобы не носить деньги с собой положить их на международную карту (у меня была только местная) о существовании электроочереди я и не преполагал Захожу в банк, время 9-00, 6 специалистов сидят скучают, народу никого. Подхожу к первой операционистке и минут 5 объясняю что мне нужно. девушка понятливо так выслушивает, дожидается пока я закончу и произносит фразу ставящую меня в тупик: - Номерок возьмите пожалуйста!! на мои непонимающие вопросы подбегает охранник проводит меня к аппарату, заставляет набрать тему, торжественно вручает мне номерок, ... посадил на диванчик и заставил ждать пока на тенде загорится к кому же мне идти. (народу никого) через некоторе время загорается мой номерок - и меня отправляют к той же девушке, к которой я уже подходил.... Она снова меня выслушала - и ответила что все равно они не успевают сделать мне карту за 2 дня. все мой верещания по поводу того почему нельзя было сказать мне об этом сказать сразу остались без ответа Я успокоился и решил просто внести деньги н счет. подошел к кассе, сую деньги - и слышу знакомую фразу про то что мне просо необходимо взять номерок иначе меня не будут обслуживать. (Народу никого). Повторяется вся процедура: аппарат, номерок, диванчик, касса - только теперь я не сую деньги а снимаю их все Вот такое ускорение обслуживания. хотел расширить сервис - убедили забрать деньги и закрыть счет.
Не мое
Срочную службу проходил я на большом противолодочном корабле Северного флота. Service as a service: every morning began with waking, building and charging. Our midshipman Dubikov liked to rise right after the team, to build up personnel in a long narrow corridor, before charging, on the subject of morning brainwashing. Uniform, you know, pants and T-shirt. Though our ship was large, but the interior, the cockpits, the passages were all very close, so before the formation we could walk only by touching the opposite bulkhead. This is the preamble. Ambula also happened on one early gloomy morning, when an old admiral was visiting the ship with the inspection. And this headquarters rat was impatient to pass along the said corridor exactly during our construction. Dubikov, having caught sight of the bosses, shouted that they say, quietly, your mother .. And we are so tame, because they are sleepy, only from the bed. The admiral waves his hand, they say, at ease, not up to you, and begins to squeeze sideways in front of the formation, because his staff’s chest and everything else is as it should be. И вдруг он резко останавливается перед неожиданным препятствием. I hope you are familiar with the phenomenon of morning erection? Well yes. But with such a phenomenon as the morning erection of the sailor Tyutin, certainly not familiar, because it is - a unique natural phenomenon. And now this eighth wonder of the world, covered with black, tightly stretched satin shorts, the barrier blocked the narrow passage in front of the admiral. Dubikov, being behind the admiral, could not see the reasons for the stoppage and confusion of the big commander. Vasya Tyutin, in turn, with his eyes wide open and his chin up, in fact, apparently, continued to sleep, with all its members simultaneously carrying out the command quietly. “Comrade sailor, let me pass,” the admiral says intelligently. But Vasya, either he does not understand what is being said, or he understands, but he cannot do anything - in short, it is worth it. “Comrade sailor, allow me to pass,” the boss repeats in vain once more. Vasya is in a stupor, the barrier is closed. Here the midshipman finally realizes what's the matter and grunts loudly: - Sailor Tyutin! In-oh-oh! And either Vasya woke up from this scream, or the team, slowly leaking through his ears, finally reached the right place, but a miracle happened. Vasya started, the barrier collapsed and the way was released, the admiral continued his interrupted route. But after this Tyutin, no one else called Yelda. Впрочем, он и не обижался
У моего друга есть прелестная дочь Аня (2 года). Недавно ее бабушка решила научить ребенка носить с собой носовой платочек (зима, холод, насморк...). После длительной беседы бабушка решила проверить, как усвоен материал, и спросила внучку: - Анюта, что должно быть всегда в кармашке? На что ребенок без тени сомнения ответил: - Деньги
Дело было в застойные времена. Студенты одного из московских ВУЗов продали кавказцам за десять тысяч станок для печатания денег. Ну, провели инструктаж, показали, куда бумагу заправлять, куда краску лить. Напечатали пару червонцев, от настоящих не отличить. Предупредили, чтобы больше десяти купюр в день не печатали, а то, мол, станок может сломаться. На том и расстались. Через некоторое время станок встал. Не печатает и все тут. Кавказцы попытались найти продавцов, но ничего у них не вышло. Тогда они нашли умельца, который согласился отремонтировать станок и хранить молчание. Когда же станок разобрали, оказалось, что он в принципе ничего не может печатать. Студенты просто зарядили в него тысячу десятками, а краска и бумага лишь для отвода глаз. Со злости кавказцы не придумали ничего лучшего как обратиться в милицию. Тех студентов нашли и дали им за мошенничество года по три, по-моему. А кавказцам - по десять. Первые обманули граждан, а вторые хотели обмануть государство. Вот оно как, говорят, было.
Третий трудовой семестр (терминология середины восьмидесятых), а по-русски - выезд университета в колхоз, где мы работали на консервном заводе. Народ всеми правдами и неправдами пытается отлынить от работы, вплоть до самострела всякими старыми дедовскими средствами с поносом и температурой. Освобождение от работы давала медсестра студенческого лагеря (житель того же села), которая только и умела, что мерить температуру. В помощь ей, а также для прохождения практики, прислали двух студенток старших курсов мединститута, которым не давалось право выписывать самим освобождения, но, поскольку та медсестра и писать-то толком не умела, они заполняли бланки истории болезни. В этом и было наше спасение: слегка загулять с медицинскими студентками на всю ночь, а с утра явиться вместе с ними к ним в медпункт, где в присутствии официальной медсестры они выписывали тебе якобы рецепт, а на самом деле там было написано, что такой-то освобожден от работы в связи... и дальше невоспроизводимое название на латыни, которое, естественно, никто прочесть не в состоянии. Потом мы эту бумагу несем в контору завода и пару дней болеем. Мы этим активно пользовались, да и медички были ничего себе, так что все шло гладко пару недель, за которые мы умудрились проболеть дней 8. Кончилось все плохо: однажды ночью в разгар веселья у студенток-медичек в комнате в дверь вваливаются два местных мента и уводят их для дознания. Народ в панике, в чем дело? Выясняется, что выписав тучу таких справок своим приятелям, они несколько утомились от рутинных названий и стали упражняться в разных редких болезнях. Когда их запас иссяк, или в силу постоянных недосыпаний, они стали выписывать справки типа Освобожднен от работы с такого-то по такое-то в связи с проникающим черепно-мозговым ранением и т. д. Эти справки, естественно, никто не читал, но как-то раз они попались на глаза главному врачу местной больницы (куда их передавали через некоторое время) и с тем сделался кондратий от формулировок типа: освобожден от утренней смены в связи с ампутацией передних конечностей или постельный режим в течение двух дней в связи с терминальной комой на фоне церебрального паралича, осложненного фиброзно-кавернозным туберкулезом. Короче, был очень серьезный вдув. Но сейчас вспоминается с удовольствием...
Английский язык в советской школе не предусматривал заполнение анкет. Где советскому человеку нужно заполнять анкету по-английски? Не предателей Родины учат же. Многие про слова MАLЕ/FЕMАLЕ и не догадывались. Один мой знакомый по приезду в Канаду заполнял анкету. Nаmе - ОК, эт мы знаем, и т. д. Доходит он до вышеупомянутой графы SЕХ, а там, чтоб народ не писал скоко раз в неделю, уже буквочки проставлены, М F, нужное подчеркнуть. Он озадачен... Прокручивает в голове все ангийские слова, подходящие в этот контекст и... смело и уверенно подчеркивает букву F. Так человек из-за незнания языка "сменил" пол. При этом он был уверен, что F означает Мужчина, проверочное слово Fаthеr. M-Mоthеr.
А дело было так. Послали нас, солдат, как-то из учебки в часть под Владивосток наводить шмон перед инспекцией Министерства Обороны. К тому времени мы уже пообтесались, к службе привыкли. Поэтому по прибытию нашли для двоих местных, кто с Владика призывался, неклейменые трусы с майками, взяли кеды в спортотсеке и отправили их бегом за 40 км. в город за жратвой и водкой (см. кросс из «Джентельменов удачи»). До вечера нам надо было найти безопасное место для пира. Часть располагалась на берегу моря, и с позиции весь берег просматривался. Мы заприметили в ста метрах в воде приличный утес, до которого во время отлива можно было дойти вброд. Сторона, обращенная к позиции, была отвесной, а дальняя пологая с уступом. На вершине утеса красовалась бочка, не понятно, для какой цели одетая. Вечером, когда наши спортсмены удачно вернулись в часть, мы с приятелем взяли поклажу и пошли на утес накрывать стол. Остальные двинули на ужин, чтобы отвлечь внимание. Только мы откупорили бутылки и консервы, как на позицию бодро высыпала толпа. Майор, командир части, его корефаны и члены их семей. Надо сказать, что каждому солдату раз в месяц положено пальнуть три патрона. А так как часть постоянно находилась на Боевом дежурстве, не до стрельбы, то скопившийся ящик патронов решено было уничтожить вышеназванной компанией. Куда стрелять? В море – не интересно, в чаек – тут же дети и женщины. Поэтому по команде «огонь!» пули полетели куда? Правильно: в бочку, надетую на утес. Сорок минут мы вжимались в камни, пока нас секло каменной крошкой и щепками. Оставшуюся бутылку пили вдвоем, молча и до дна! Понравилась реакция тех, кто должен был к нам присоединиться. Когда шок прошел, они сказали: «А мы ждали, когда вы в атаку пойдете или белый флаг выкинете!» Вот так ;))
Много лет назад, году так в 1996, зимой, приехала к нам в гости тетка с сыном Алешей, ему тогда было лет 12. Видели бы Вы, как тетка с ним сюсюкалась - как курица с яйцом. Он у нее был самый любимый (еще у нее было 2 девчонки, дочки мужа от первого брака), самый красивый, обожаемый, ну, и конечно, самый ранимый. Мой брат, ровесник этого Леши, старался с ним не связываться по причине недолюбливания и вообще, Артик (мой брат) не понимал, как можно быть таким нюней и маменьким сынком, сам-то он регулярно принимал непосредственное участие в дворовых драках, после получая нагоняй уже дома. И вот когда настал наш с Артом долгожданный день, день "отъезда" этой парочки на историческую родину, поезд уходил вечером, у Арта созрел коварный план. мести. - Пора показать этому сосунку - сказал Арт и, улыбаясь, подошел к Леше и позвал его гулять на улицу. Тетка, перед выходом провела инструктаж, шапку не снимать, далеко не уходить, на горке стоя не кататься, снежками в лицо не кидать (за день до этого Арт залепил Леше снежком в глаз - реву было часа на 4). И вот мы идем кататься на горку (их у нас заливали дай Бог). Здесь Артик проявил не только мастерство катания (и падания), но и красноречия - так довести живого человека до истерики (догадайтесь кого). - Смотри как я стоя катаюсь. А ты так не умеешь. Бе-бе-бе. И т.п. и т. д. И Леша покатился стоя с горки. Столько радости в детских глазах, глазах Арта, я не видела никогда. Эйфория вперемешку с восторгом. В поезд Леша садился с перевязанным носом, в каждой ноздре по тампону, кричащая и ворчащая тетка уже нас совсем занимала. Мы с гордостью выполненного долга таращились на наше произведение искусства. разбитый нос.
Я сам-то инженер-программист-системотехник (вот такой замес по роду деятельности), каждый день с десятком, другим ламеров и юзеров имею дело (служба эксплуатации). У нас популярна ситуация под названием "С добрым утром": Звонок в 07.00 взволнованный голос: - У меня поломался компьютер, я его включила а там черный экран, что-то с диском, он (компьютер) на диск ругается, а у меня там отчёт нераспечатанный, а начальник к себе с отчётом требует, СДЕЛАЙТЕ ЧТО НИБУДЬ!!?! - Дискету вытащите и перезапустите компьютер. - А у меня её там нет!!!.. прошло 3 секунды. - Ой?! Извините! Я её вчера там забыла. Excuse me. - С добрым утром?!
Africa. Южная. Мозамбик. Представили себе? Темы занятий советских военных специалистов: закладка мин в мерзлый грунт - перевод техники на осенне-зимний период эксплуатации - ориентация арт. батареи по полярной звезде. Добил же меня наш докторишка, выдавший конспект "О закаливании солнцем, воздухом и водой", в котором была замечательная фраза: "В результате длительного воздействия солнечных лучей, кожа человека приобретает темную пигментацию" - во негры-то обрадовались, узнав наконец что к чему.
Уточки
Лет двадцать назад, когда пиво по вредности для трудового народа приравнивалось к водке и бормоте, случилась следующая история. Учась в вечернем техникуме, у нас, студентов, до начала занятий оставалось часа полтора-два, кои по обыкновению занимались питием этого самого зла (пива). Пивопитие происходило часто у ларька ярко-зеленого цвета, прозванного в народе за цвет "попугаем". Позже шутники на ставнях написали еще "реанимация". Вот уж во истину! Так вот, в те времена, видимо как одно из действенных средств борьбы с пьянством, какая-либо тара в том самом ларьке отсутствовала напрочь. Кто с банкой из дома приходил, кто с пакетом из-под молока... У студентов, понятно, на молоко денег не было, а таскать банки было смешно. Выход был найден! В ближайшей аптеке были найдены... нет, не банки и не кружки, их не было там. Там были "уточки". Те самые "уточки"! Сначала пивная фея даже обслуживать отказалась, пьянь местная чуть не подавилась пивом от смеха, но когда уже несколько студентов блаженно поглощали напиток к зависти не имеющих тары, сомнения отпали. "Уточки" были раскуплены за два дня! А еще когда двое возвращались домой в метро, на радость себе и публике, из сумки была извлечена "уточка" с янтарно-желтым содержимым, кое и было выпито. Вышел почти весь вагон.
Английский пациент
Эту историю поведал мой сокурсник, работавший врачом российского посольства в Англии. Обратился к нему один из наших дипломатов с жалобами на простуду: кашель, насморк, боль в горле. Отношения, кстати, между моим коллегой и пациентом были вполне дружескими. - Нитыч, - без обиняков сказал дипломату доктор, - ты же, наверное, слышал, что оэрзуха (острое респираторное заболевание), если лечить, течет неделю, а если не лечить - семь дней. Анализ кровушки, на всякий случай, давай таки возьмем. Если, не приведи бог, похужеет, ну, скажем, кашель усилится, температура выскочит, мокрота появится - рентген легких может забацаем, хотя вряд ли. А так... витамина С попей, горло фурацилином пополощи, жидкости побольше, водочки тепленькой чуть-чуть... В разгар этих объяснений в кабинет врывается жена пациента. Коллегу моего она недолюбливала. И этого никогда не скрывала. Уж слишком часто, как ей казалось, он эль с ее мужем лакал. - Опять водка? Я все слышала, Нитыч. Пойдем. Зачем ты к этому костоправу пришел? У него, небось, и диплом фельдшерский, да и тот купленный. А в соседнем квартале частнопрактикующий местный доктор. Вот к нему и обратимся... Дипломат вздохнул, но повиновался напору супруги. Пришли они к лондонскому доктору. Роскошная амбулатория. Белозубая секретарша. - Разумно поступили, что пришли, - сразу же сделал вывод английский эскулап. - Наслышан об уровне вашей медицины. Сочувствую. Но, к счастью, случай не очень запущенный. Рекомендую держать ноги в тепле, на ночь выпить глинтвейна или более привычной для вас водки. Приходите еще. Goodbye. Ошеломленный дипломат двинулся к выходу. - Извините, сэр, - проворковала белозубая секретарша, - счет на 350 фунтов за консультацию вам отослать по почте или оплатите сейчас?
Грязная бумажка
На работе случилось... Наша конторка снимала офисные помещения у старинного полуразваленного совдеповского завода, и долго надо сказать мы там ютились года 3 наверное, но это не главное. А главное то, что у них был очень интересный сортир - вход для мужчин и женщин один, а дальше пути расходятся мужчины - налево, женщины направо. А еще у нас было принято, в целях экономии, документы не первой важности печатать на уже использованных листах, которые не выбрасывались, а чистые хранились в столе бухгалтершы которая ими в основном и пользовалась. Поэтому в довольно частых диалогах мы обсуждали какие листы использовать как "грязные". Теперь главное. Как-то ранним утром в нашу контору нагрянула инспекция какая-то с проверкой. Бухгалтерша, естественно, свалила, дабы не палиться, а мы в один голос повторяли, что типа она давноооо болеет. Все бы хорошо, но идиллию нарушило требование одного из инспекторов выдать им официальный документ о том, что проверка не может состояться по нашей вине, а то они тут весь день сидеть будут, а время надо сказать шло к обеду... При чем обратились они с этой просьбой почему то к программеру нашему, Мишке. Загвоздка была вот в чем -нет бухгалтершы - нет листов! Бедный Миша оббегал все этажи нашей 5-ти этажки, но увы - обед есть обед. После полутора (!) часов поиска бумажки, уставший и изнеможенный он выползал из курилки (которая в туалете) он увидел нашу бухгалтершу выходившую из того же сортира. Глаза Мишины округлились и он совсем не думая о последствиях, открыв настежь общую дверь туалета закричал ей вслед (а вокруг народу было много в т. ч. и я): - Валентина Михална, дай бумажку срочно, а то у меня грязная!
Пельмени из помоев
Служи я как то раз в Подмосковье простым рядовым. И был у нас один офицер, уж больно с высоким самомнением, и простых солдат за людей не считал. Приспичило его как-то пельмени поесть. одного послал за пельменями. Принесли. Другому дает их сварить. - Свари, - говорит офицер, - мне пельмени, ДА ПОБЫСТРЕЕ!
- Дык, товарищчь Капитан, воды нет!
- Меня не еб#т! Быстро мне пельмени готовь!
Делать нечего, идем на кухню, пельмени готовить. Сказано, сделано. На кухне из воды - только помои в кастрюле.
Выбирать не приходится. Посолили и вперед - на плиту. Через 10 минут чаинки с офицерских пельменей повыкавыревывали, майонезом полили и вперед... Такие вот были наши солдатские будни. А офицер даже не заметил.
Так задумано!
Бабушка рассказывала. Было это в середине 50-х. В Большом театре была какая-то премьера, к этому вечеру бабушка готовилась заранее, сшила себе шикарное платье с декольте и шлейфом (надо сказать, что шлейф был сделан так, что создавал впечатление не подшитого подола). И вот, они с дедушкой в лютый мороз прибыли на место, разделись в раздевалке и бабушка решила пройти в дамскую комнату "припудрить носик". Вышла она из кабинки, посмотрела в зеркало: хороша! Платье подчеркивает идеальную фигуру, глаза блестят. Princess! Нет - королевна! И с чувством полного достоинства и неотразимости поплыла через фойе к дедушке, и через секунду к ней подскакивает женщина: - Женщина! Вы знаете... - Знаю, так задумано! - перебивая ее, говорит бабушка снисходительным тоном, думая о шлейфе. Еще через шаг, подскакивает другая: - Женщина! Вы знаете... - Знаю! Так задумано! - продолжает свое триумфальное шествие бабушка. Через секунду - третья: - Женщина... - Так задумано! - уже начиная злиться, говорит бабушка, проклиная портниху, которая уговорила оставить этот шлейф. Пока она подходила к дедушке, еще несколько человек пытались ей напомнить о злосчастном шлейфе. И тут дедушка, пропуская ее вперед, опускает глаза на то место, на которое смотрят все мужчины, и видит. О ужас! Платье наполовину заправлено в розовые пышные, с начесом панталоны, которые пережимают резинкой ногу где-то на уровне колен. Бабушка, с невозмутимым видом приводит себя в порядок, обращаясь со словами ко всем наблюдающим: - Можно подумать, женских трусиков не видели!